Трансфузионная терапия

Трансфузионная терапия

Вторым компонентом реанимации является трансфузионная терапия. Успех ее зависит прежде всего от правильного учета кровопотери. Вместе с тем почти у всех больных (72) кровопо-теря была определена неверно. Это подтверждалось на вскрытиях: у тех больных, у которых кровопотеря к моменту смерти оценивалась в 1 —1,5’л, ведущим патологоанатомическим диагнозом было острое малокровие. Другим доказательством являлась резкая постгеморрагическая анемия у родильниц, живших некоторое время после остановки кровотечения. Очевидна полная непригодность оценки кровопотери по количеству выделившейся из родовых путей крови. При этом не учитывается количество крови, потерянной при операции, кровотечении из раневых поверхностей, в гематомы, из мест артерио – и венесекций при генерализованном коагулопатическом синдроме и т. д. Недооценка кровопотери при операциях и особенно при кесаревом сечении во многих случаях была ведущей причиной катастрофы.

Укоренившийся взгляд, что при кесаревом сечении кровопотеря не превышает 300—400 мл, приводил к недооценке возможного дефицита ОЦК и запоздалому его возмещению. Проведено 5 операций без трансфузий, хотя у всех 5 больных имелись основания для гипотонического кровотечения в ранний послеоперационный период (слабость родовых сил, перенашивание, поздний токсикоз, фибромиома матки, ожирение, предлежание плаценты и др.). Всегда очень обильным и хуже всего учитываемым было кровотечение при кесаревом сечении по поводу центрального предлежания плаценты. В результате недооценки и недостаточного возмещения кровопотери у больных этой группы наблюдалась стойкая гипотония в ранний послеоперационный период (артериальное давление 0—55 мм рт. ст., или 0— 71,5 гПа).

Типичной ошибкой было невнимательное отношение к «малой» кровопотере, недоучет кровопотери на начальных этапах кровотечения. В ряде случаев опасность замечалась лишь тогда, когда кровопотеря достигала 25—30% ОЦК. С этого момента согласно записям в историях родов наступало «внезапное» ухудшение состояния больных.

Погрешности в оценке кровопотери и состояния больных приводили к неправильной трансфузионной тактике. Недостаточное восполнение кровопотери в количественном отношении наблюдалось практически у всех больных. Наименьшее количество крови переливали при разрыве матки.

У погибших родильниц среднее время между началом кровотечения и началом трансфузии составляло (53,6 ± 5,7) мин. Только у 58 больных трансфузия начата в течение первого часа. В ряде случаев она начиналась через 1,5—5 ч от момента катастрофы. Учтенная кровопотеря к началу трансфузии у 21 больной превышала 1 л. Иногда трансфузию начинали при артериальном давлении 70/0, 60/0, 0/0 мм рт. ст. (91/0, 78/0, 0/0 гПа), при нитевидном пульсе более 120 в минуту или при отсутствии его на периферических сосудах, при тяжелом общем состоянии. В 6 случаях гипотонического кровотечения к трансфузии приступили, когда больные находились в терминальном состоянии. Аналогичные случаи наблюдались при разрыве матки. Одной из причин позднего начала трансфузии была потеря времени на повторные пункции вен, артерио – и венесекции, на проведение проб на совместимость и т. д. Поэтому очевидны преимущества «готовой» вены с капельным введением кровезаменителей в конце родового акта тогда, когда есть вероятность последующего кровотечения. На фоне кровопотери 1 л и более и продолжающегося кровотечения характерным было капельное

введение крови (жидкости) в одну вену. Такой темп трансфузии был явно недостаточен.

Левитра является знаменитым лекарственным средством для лечения полового бессилия мужчин, которое по многим параметрам превосходит другие аналоги.

Комментарии закрыты.